В Киевской оперетте презентовали мюзикл «За двумя зайцами»

Полезные статьи
Booking.com

Проня Прокоповна, Сирко и Свирид Петрович Голохвастов пели и танцевали на бродвейский манер на сцене Киевского театра оперетты. Либретто, написанное Дмитрием Шевцовым по мотивам одноименной комедии Михаила Старицкого, режиссер Богдан Струтинский поставил в модном жанре мюзикла. А музыку Вадима Ильина и Владлена Лукашова разбавили известными композициями Шуберта, Мендельсона и Римского-Корсакова.

В Украине «За двумя зайцами» — один из самых популярных и эксплуатируемых сюжетов. На театральном сленге такой драматургический материал именуют «заставленным». В очередной раз воплощать его на сцене — дело беспроигрышное для кассы, но неблагодарное для самих постановщиков. Ведь, как ни изощряйся, для зрителя каждая новая постановка — лишь игра типа «найди десять отличий».

Судя по результату, бороться с этой тенденцией Богдан Струтинский и не пытался. Вряд ли столичные театралы могли пропустить постановки-долгожители Молодого театра и Театра им. Ивана Франко, что уж говорить о знаменитом фильме, не сходящем с телеэкранов вот уже 30 лет. Соперничать с бестселлером Виктора Иванова, блестящей игрой Олега Борисова и Маргариты Криницыной просто бессмысленно. Поэтому акценты в новом спектакле вполне ожидаемы. Голохвастов (Арсен Курбанов) — великий комбинатор, обаятельный и экспрессивный, Проня Прокоповна (Оксана Ткачова) — образец безвкусицы и самомнения, родители — наивные и недалекие, тетка Секлита (Людмила Бельская) — властная и беспардонная, красавица Галя (Анна Грегорчан) — сама добродетель. Декорации и костюмы оригинальностью также не отличаются. Действие не переносили в современность, и не играли в условный театр. Поэтому на сцене все тот же старый добрый киевский Подол с аккуратными хатками, национальные костюмы на «мужичье необразованном» и обилие ленточек на персонажах «вченых».

 

Главная отличительная черта постановки Струтинского — «раздвоение личности» главного героя. На сцене Театра оперетты два Голохвастых. «Альтер эго» цирюльника — практически его двойник. Тот же модный «хвасон», те же манеры. Только выбеленное гримом лицо указывает на то, что это — Внутренний голос персонажа. Режиссерская находка сама по себе интересна. Тем более, артист, исполняющий нововведенную роль (Сергей Яцук), очень органичен, наблюдать за ним едва ли не любопытнее, чем за самим Голохвастым. Но введение двойника оправданно в том случае, если между парочкой возникает конфликт, противопоставление. В спектакле же Внутренний голос лишь озвучивает намерения главного героя, советует, подталкивает, предупреждает об опасности. Кажется, только уровень исполнения оправдывает появление клона в спектакле. Практически лишенный текста Сергей Яцук замечательно отыгрывает все реакции жестами и мимикой.

Вообще пластическое решение — главная ценность этого спектакля. Не стоит забывать, что поставлен он в жанре мюзикла. На сцене все живет и движется. Спектакль динамичен, а хореография балетмейстера-постановщика Вадима Прокопенко местами весьма оригинальна. Так, например, канцелярские счеты в руках танцующих кредиторов (кошмар, преследующий Голохвастого), превращаются в музыкальный инструмент — костяшки позвякивают в такт музыке, а подруги Секлиты отбивают музыкальный ритм рюмками по столу. Кроме музыки, написанной Вадимом Ильиным и Владленом Лукашовым, в спектакле звучат вальс Мендельсона, Полет шмеля Римского-Корсакова и даже аргентинское танго. Правда, не всегда актеры обыгрывают введенную музыкальную тему, но на настроении зрителя это вряд ли сказывается.

Премьеру в Театре оперетты репетировали всего пару месяцев — в этом «Известиям в Украине» признался сам Богдан Струтинский. И хотя в отечественном театре не принято ставить спектакли на скорую руку, так как делают это на западе, «Зайцам» сжатые сроки явно пошли на пользу. Артисты (и поющие, и танцующие) не успели устать от репетиционного процесса и максимально мобилизовались, они зачастую компенсируют любые технические недочеты.

Оцените статью
Добавить комментарий