Владимир Горянский оказался в положении

Booking.com
Премьерная жара в Театре на Подоле продолжается. На сей раз зрителям презентовали обновленный проект режиссера Алексея Лисовца «CHANGE, или Нас поменяли телами» по известной пьесе Андрея Курейчика «Исполнитель желаний».
 
    Незамысловатая комедия положений, повествующая о том, как муж и жена переселились в тела друг друга, уже прошла по сценам России, Белоруссии и Украины, а также была экранизирована режиссером Александром Стриженовым под названием «Любовь — морковь». В новом спектакле в главной мужской роли выступил по-прежнему Владимир Горянский, а вот главную женскую роль вместо Снежаны Егоровой сыграла актриса Театра на Подоле Анна Тамбова.


    Вспоминая «Любовь — морковь», невольно сравниваешь исполнителей главных ролей. Приятно, что герои киевского спектакля отнюдь не напоминают персонажей московского фильма. Конечно, задачи, стоявшие перед актерами в кинокартине, были более радикальными — в поведении мачеобразного Гоши Куценко и девочки-ромашки Кристины Орбакайте точек соприкосновения вообще не наблюдается. Да и сама по себе задача сыграть блондинку-искусствоведа тонкой душевной организации — архисложная. 
   Задачи, стоявшие перед исполнителями главных ролей в спектакле,— не столь радикальны, а внешний рисунок ролей получился тоньше. Героиня Анны Тамбовой — темпераментная шатенка-домохозяйка, вполне земная женщина, да и герой Владимира Горянского изначально не носится со своей маскулинностью. Так что у совершивших оригинальный чейнч своими телами Марины и Романа нет необходимости педалировать произошедшие с ними перемены. Для обозначения Владимиром Горянским роли прелестной женщины довольно изящного поворота головы, манеры кокетливым взмахом отбрасывать со лба несуществующую прядь да победной улыбки охотницы за мужчинами. Анна Тамбова, наоборот, стремится придать своей хрупкой фигурке угловатость и значимость — тяжелая походка, голова, втянутая в плечи. По-настоящему впечатляет сцена, в которой героиня возвращается домой после спровоцированной ею драки в пивной. Заключенная в ней мужская сущность требует выплеска энергии, пусть и таким неконструктивным способом. Анна Тамбова — Роман в изорванном платьице ершится, истово боксирует маленькими кулачками, угрожает расправой недобитым противникам. Не мужчина, а, скорее, мальчишка, живущий в каждом взрослом представителе сильного пола. Возможно, в изображении неприкрытой мужественности актриса чересчур увлекается гипертрофированной мимикой — ее глаза зачастую почти выкатываются из орбит. А вот в игре господина Горянского присутствует перебор в жестикуляции — ручками, по-женски в локтях прижатыми к телу.
   Поначалу герои воспринимают случившееся с ними как настоящую трагедию. Но, постепенно смирившись, они находят в своем новом положении маленькие радости и приятности. Так, Роман в женском теле к финалу спектакля решается прикупить себе новые сережки — не все же донашивать за женой. А непьющая Марина теперь в охотку балуется пивком в компании таких же стопроцентных мужиков, да не на шутку пристрастилась к футболу.

Оцените статью
Добавить комментарий