Природа человека такова, что его все время нужно чем-то удивлять

Полезные статьи
Booking.com

В спектакле «Про мышей и людей» театральной компании «Бенюк и Хостикоев» получил высшую награду Украины — Шевченковскую  премию. были отмечены: режиссер-постановщик Виталий Малахов, актеры Богдан Бенюк и Наталья Сумская

. НА ФОТО — ИСПОЛНИТЕЛИ ГЛАВНЫХ РОЛЕЙ — АНАТОЛИЙ ХОСТИКОЕВ И БОГДАН БЕНЮК

Виталий  Малахов: «ЖИЗНЬ МНОГОГРАННА, И ТРУДНОСТИ В НЕЙ ПЕРЕМЕЖАЮТСЯ СО СВЕТЛЫМИ МОМЕНТАМИ»

Недавно этот режиссер стал обладателем самой престижной национальной награды — Шевченковской премии. Он получил ее за постановку спектакля «Про мышей и людей» по роману Дж.Стейнбека в Театральной компании «Бенюк и Хостикоев». Творческие «выходы» за пределы родного театра у Малахова случаются частенько. Он человек деятельный, активный, ищущий — и ныне его режиссерский талант востребован в полной мере. Но, несомненно, комфортнее всего работается режиссеру со своими актерами, проверенными на деле, известными своими сценическими способностями и творческими желаниями. Кроме многочисленных проектов, репетиций новых спектаклей, текущей работы, Виталий Ефимович занимается строительством здания своего театра на Андреевском спуске. В этом смысле Театр на Подоле среди счастливчиков: несмотря на сложности, его здание возводится на самой романтической киевской улице. И, возможно, скоро там будут идти спектакли Виталия Малахова, который всячески старается избегать в них печальных финалов, а если таковые получаются, то, по выражению режиссера, «печаль его светла».

Как восприняли известие о присуждении вам премии?

— С радостью! Очень жаль, что не дожила до этого момента режиссер Ирина Молостова, мой педагог. Эта премия — и для других моих учителей театрального института — Леонида Олейника, Владимира Нелли. Моему покойному отцу было бы тоже очень приятно. Думаю, и внук мой может гордиться. Такая награда — серьезное признание.

Как возникла идея спектакля «Про мышей и людей»?

Я видел фильм по этому роману с участием Джона Малковича, где- то годов 60-х, который тогда получил «Оскара». Мне он как-то сразу лег на душу: люблю такие истории — простые и сердечные. Я тогда сразу подумал о дуэте Хостикоев-Бенюк. Это было неожиданное для них проявление, ведь они больше работают в комической паре. Вначале мое предложение актеров напугало, ребята сказали: ну, драма слезливая, а нам нужно ставить комедии. Они год поиграли в своей компании «Сеньора из высшего общества» и «Швейка», но когда я вернулся к разговору об инсценировке романа Стейнбека, то мне удалось их убедить.

Вы сами делали инсценировку?

Да, но, можно сказать, мы все работали над этим. Я сделал первый вариант инсценировки, продюсер Глеб Загорий почитал, сделал кое-какие уточнения. На мой взгляд, они внесли некоторое упрощение истории, но с умом — и мы согласились. И приступили к работе. А по ходу репетиций внесли еще одно изменение: придумали роль для Владимира Абазопуло, который играет негра.

Виталий, вы досконально знаете работу репертуарного театра. Чем отличается она от работы в антрепризе, какие там действуют характерные механизмы?

 В антрепризе совершенно не учитывается вопрос воспитания актера. Предполагается, что работают уже проверенные профессионалы, да и нет времени кого-то учить. Если в обычном театре режиссеру приходится выбирать, что называется, из того, кто есть в труппе, то в антрепризе — большая свобода. Вот если я себе представляю такого-то исполнителя, я могу пригласить именно его. Но, с другой стороны, антреприза менее пригодна для каких- то глубоких, фундаментальных вещей, так как это обычно выхватывание людей из их основной работы, репетиции могут быть нерегулярные, достаточно беглые, два — три часа. В этом случае мне было удобно, потому что Богдан Бенюк и Анатолий Хостикоев — давние друзья, привыкли работать вместе, прекрасно понимают друг друга. Антреприза во многом — это использование имиджа. Вот мы знаем таких актеров, они существуют в своем ключе — и это работает на сценическую идею. А в театре мне интересно попробовать неожиданные решения, идти на преодоление, как, например, предложить Володе Кузнецову сыграть Отелло, который совершенно не в его природе. И надо сказать, это получилось и было достаточно интересно.
Совсем недавно вы опять обратились к антрепризе, правда, своеобразной. Спектакль «Помочь так легко, или Откуда берутся дети» А.Крыма был поставлен, так сказать, на актерской базе Театра на Подоле с привлечением телевизионных звезд, лиц, узнаваемых широкой публикой, — Владимир Горянский, Наталья Доля, Маша Ефросинина, Григорий Чапкис, Даша Малахова, Ирма Витовская, Сергей Притула. Это был коммерческий проект, и считаете ли вы, что без этих звезд спектакль не состоялся бы?
Мой друг-физик дал физическое определение, что такое звезда — «плотные скопления газов». И еще в этой связи мне вспомнилось, как мы в Эдинбурге с Театром на Подоле играли спектакль «Яго» в бассейне с водой. Когда меня спросили, зачем вам нужен бассейн, я ответил: это вам нужен бассейн. Если бы какой-то театр из Украины приехал и играл в нормальном зрительном зале обыкновенный спектакль, на него мало кто пришел бы, а в бассейне был переаншлаг. Так что природа человека такова, что его все время нужно чем-то удивлять, заманивать. И случай со спектаклем «…Откуда берутся дети» — из этой серии. На всех спектаклях, которые мы показывали, проехав благотворительным туром по всей Украине, зрители аплодировали актерам Театра на Подоле ничуть не меньше, чем нашим звездам. Мои актрисы работают замечательно. Известные имена в этом случае были «приманкой» зрительского интереса, ведь цель этой акции, проводимой компанией «life:)», была собрать деньги для больных детей. А заманив их в театр, мы уже показываем стоящий продукт, и все актеры работают на равных. Так что выполнялись две задачи — коммерческая и эстетическая. Вообще, по крайней мере неумно считать, что коммерческие спектакли можно делать так себе, не особо напрягаясь, а, например, для Шевченковской премии нужно выкладываться. Если так подходить к вопросу, не получишь ни премии, ни денег от спонсоров…

Сейчас, когда спектакль «переселился» на репертуарную афишу Театра на Подоле, звезды тоже будут играть?

Нет, будут играть актеры нашего театра, хотя, например, Маша Ефросинина так влюбилась в спектакль, что согласилась играть бесплатно. Может это продлится некоторое время, но думаю, что в любом случае спектакль найдет свою дорогу к зрителям.
оследняя премьера Театра на Подоле — спектакль «Дворянские выборы». Там возникают очень непрозрачные параллели с нынешними временами, с надоевшим всем событием — выборами. Вы добивались каких-то актуальных ассоциаций, взявшись за драматургию прошлых лет?
Меня политика не интересует, я ее даже боюсь, но, к сожалению, ни я, ни моя семья не может находиться вне ее. И, конечно, не может мой театр. Если возникают какие-то политические проблемы в мэрии, то останавливается строительство нового здания театра, так что все взаимосвязано. Кстати, сейчас со строительством вроде бы все налаживается, и думаю, что в конце года мы сможем отпраздновать новоселье. А в случае со спектаклем — меня интересовало совершенно другое, оно и сейчас меня интересует. В нашем театре, начиная с «Дяди Вани», мы достаточно глубоко исследовали психологический театр и хорошо знаем, как это делается — и я, и артисты. Теперь мне хотелось бы попробовать нечто иное. Мы начали этим заниматься на актерских тренингах. Я хочу направить силы на создание некоторых произведений с так называемой разомкнутой рампой. Однажды я уже сталкивался с тем, что драматическим актерам, в отличие от эстрадных, сложно справляться с «выходом» за четвертую стену, когда ставил в Русской драме спектакль «Весь Шекспир за один вечер». И вот мне захотелось попытаться справиться с этой актерской проблемой. Материал «Дворянских выборов» — очень удобный повод для движения в сторону театра эпического от театра психологического. Там есть довольно крепкая драматургия, мы категорически избегали всяческих намеков на современность, но при этом там присутствует актуальная тема, очень легко считываемая зрителем. Хоть спектакль уже шел несколько раз, для меня он не закончен. Кстати, критики ругают меня за то, что я после премьеры продолжаю доделывать постановку. Но я согласен с Питером Бруком — «Спектакль — это плаванье». Я сейчас результатом спектакля не вполне доволен, но мне кажется, что мы движемся в правильном направлении. Репетируя и играя, мы нащупаем тот верный камертон, который заставит зазвучать спектакль так, как должно. Такая система «набирания» спектаклем своего нужного звучания дает свои плоды. Свидетельство тому — аншлаги на наших спектаклях. Это и те же «Шесть персонажей в поисках автора», «Мына Мазайло», «Дядя Ваня» и другие.

Значит, вам как режиссеру присуще не ставить точку в спектакле после того, как он пережил первый премьерный показ?

Да. Я люблю разбираться дальше с готовыми спектаклями. И могу сказать почему. Пока зритель не придет на спектакль, не понятно до конца, что получилось. Это «пятый элемент», без которого нельзя обойтись. Мы стараемся честно заниматься своим делом, но понять, на что и почему откликнется зритель, можно только в процессе спектакля.

Приоткройте секрет, чего ждать в ближайшем будущем зрителям?

Ныне в театре репетируются сразу несколько спектаклей, я дал возможность попробовать себя в режиссуре актерам Сереже Бойко, Андрею Пархоменко, Игорю Волкову, ну, и Игорю Славинскому, который уже давно стал режиссером. Работают и совсем молодые режиссеры-выпускники. Вообще, хочу, чтобы у нас в театре имели возможность поставить спектакли мои коллеги, в частности, Дзекун, Жолдак и Бильченко. Но чтобы это были не сумасшедшие экспериментаторские идеи, а нормальный театр для зрителей. Сам я хочу восстановить «Вертеп» Шевчука и поставить что-то из украинской классики. Возможно, это будет «Сто тысяч» с приглашением на главную роль Богдана Бенюка. Это будет продолжением начатой нашим театром сценической антологии украинской комедии. Давно присматриваюсь к роману «Хіба ревуть воли, як ясла повні?», очень мне нравится материал, и я представляю, как это можно сделать.

Да, планов у вас громадье! Теперь главное, чтобы хватило сил воплотить их в жизнь

Один из моих любимых фильмов — «Жизнь прекрасна». Несмотря ни на что, нужно именно так воспринимать окружающий мир. Мне нравится выражение Ромена Роллана: «Видеть все ужасы жизни и ненавидеть ее — удел нормального человека, не видеть этих ужасов и радоваться жизни — удел идиота, и только понимать все ужасы и все же радоваться жизни — это свойство творческого человека». Жизнь многогранна, и трудности в ней перемежаются со светлыми моментами. У меня прекрасный внук Матиаш, есть успешная дочь Даша, которая своим трудом доказывает собственную состоятельность, любимая жена, жива мать, есть много хороших друзей, мои замечательные актеры, театр. Есть творческие идеи, новые проекты, спектакли, даже мысли о съемках кино, так что жизнь прекрасна!

Оцените статью
Добавить комментарий