Плакать или радоваться?

Booking.com

Плакать или радоваться? Театральный сезон: чего ждать — того не миновать

 

Минувший театральный сезон войдет в историю как один из самых драматичных… Причем драма здесь — не жанровая разновидность, а совсем иное — закулисная конфликтность, медийная скандальность, «сор из избы», рухнувшие репутации, оформившиеся кланы… Все то, о чем достаточно много говорили и писали. К сожалению, в таком контексте стоило бы больше говорить о театральной этике, чем о художественной эстетике. Тем более что эстетика киевских театров предсказуема. И все же, переступив порог нового театрального сезона, стоит оглянуться… «ЗН» эксклюзивно собрало как бы за одним «круглым столом» тех, кто наиболее активно отслеживает театральные тенденции — главных столичных театральных летописцев, чьи взгляды и суждения представлены как в экспертной комиссии театральной премии «Киевская пектораль», так и на страницах известных изданий. Вопросы предсказуемые: 1) что порадовало в прошлом сезоне? 2) что огорчило в том же сезоне? 3) на что рассчитывать в сезоне стартовавшем? Оценки и выводы наших уважаемых экспертов лишены претензий на глобализм или обобщение заданной темы, в конце концов, это мнения (порой достаточно противоречивые) конкретных авторитетных людей, их особые мнения…

Анна ВЕСЕЛОВСКАЯ
(ищет «светлую печаль» на
Андреевском спуске в «Колесе»)

 
— Все, что случается в театре, по-настоящему огорчить не может, поскольку театр — это всего лишь театр, и не более. Но то, что происходит с театром вообще, иногда пугает, так как театр — модель мира, социума, модель нашей реальности, своего рода бюро социальных прогнозов.
Отнюдь не радует то, что наш театр все более походит на второсортный сериал — вялотекущий, беззубый и приторно карамельный. Он совершенно не желает себя по-настоящему позиционировать ни эстетически, ни социально, ни политически, использует вторсырье вроде отработанных медийных либо рекламных приемов.
Минувший театральный сезон трудно было воспринять как нечто целостное. Он начался довольно вяло еще в сентябре 2004 года и отчаянно пытался набрать обороты на протяжении «оранжевой» осени. По сути «театр на сцене» соперничал с «театром жизни» и состязание это было заведомо проигранным. Прорыв попытался совершить Юрий Одинокий и, мне кажется, ему единственному это удалось. Его «Братья Карамазовы» (в театре имени Франко) — спектакль противоречивый, неровный, но искренний и вдохновенный. Здесь есть захлест настоящих чувств, положительный энергетический посыл и даже попытка исповеди. В лживом, прозябшем от двуличия мире это совсем не лишнее.
Вторая, посленовогодняя часть сезона получилась иной. Много шумихи по пустякам и несколько премьер, похожих на мыльные пузыри. Из увиденных спектаклей зацепили три: «Сирано де Бержерак» в Театре драмы и комедии, «Наталка Полтавка» в театре им. И.Франко и «Количество» в Театре русской драмы. Но главные их достоинства — отнюдь не режиссура, а роли, сыгранные Николаем Бокланом, Петром Панчуком и Георгием Хостикоевым.
То, что называют «светлой печалью», случилось уже после премьеры «Игры на клавесине» в театре «Колесо». Чуткая, пронзительная, очень проникновенная пьеса Ярослава Стельмаха, которого нет с нами, вновь взволновала…
Случалось в прошлом смотреть и совершенно жуткие спектакли, на афише которых хочется повесить дорожный знак «кирпич». Назову лишь один из них, поскольку, помимо всего прочего, в нем возмутила претенциозность и уверенность (создателей) в том, что именно таким и должен быть современный театр: пошлым, меркантильным, эксгибиционистским. Это спектакль, посвященный Эдит Пиаф, на сцене под крышей в Русской драме.
Кроме всего, на протяжении сезона по-настоящему радовала «біла хата сусіда». Именно эта соседская (гастрольная), а не наша собственность обнадеживала, что театр кому-то нужен. То Някрошус, то Стуруа, то Райкин, то Банионис, то МХТ, то Бунраку. Отнимите все это у киевлян и в остатке получите три с половиной удачных спектакля и пару утомительных театральных скандалов.

Сергей ВАСИЛЬЕВ
(отмечает качественный
художественный рывок режиссера Виталия Малахова):

— Мне кажется, в новом сезоне нас ожидает… стабильная ситуация. В том понимании, что будет нарастать уровень актерского профессионализма. Как однажды заметил Чехов, «средний уровень станет значительно выше». То, что чувствуется проблема режиссуры — это бесспорно. Но это и идеологическая профессия… Потому ждать на этом фронте новых открытий, наверное, пока преждевременно. Во всяком случае, очень рассчитываю на Виталия Малахова, который сегодня в непрерывной работе, рассчитываю на «Московиаду» по Андруховичу в Молодом театре у Станислава Моисеева. Рассчитываю на «Марат-Сад» Сергея Маслобойщикова в Театре им.И.Франко. По сути это будет его первая режиссерская работа в Киеве. Хотя раньше в Будапеште он работал очень интересно. Рассчитываю на талантливого Андрея Жолдака, который готовит премьеру «Ромео и Джульетты» (в спектакле заняты актеры Харьковского театра имени Шевченко, но премьера состоится за рубежом). Из сезона прошлого опять-таки выделю удачные работы Виталия Малахова «Количество» и «Весь Шекспир за один вечер» (Театр им.Леси Украинки). Высокий уровень, хороший опыт для Театра русской драмы. У себя в Театре на Подоле он обещает «Мыну Мазайло» Кулиша. В прошлом сезоне оказалось, что и отечественная антреприза может претендовать на художественный результат — имею в виду спектакль «О людях и мышах» (компания Бенюка—Хостикоева).

Олег ВЕРГЕЛИС (удручен хамством режиссера Андрея Жолдака во время киевских гастролей):

— Сезон показал, что агонизирует так называемый «театр главрежей». То есть никакой погоды ни их спектакли, ни их художественная политика уже не делают. Подобное не только в Киеве, он и в такой театральной Мекке, как Москва. На первом плане — худрук. То есть художественный продюсер, от вкуса которого (и от эстетических пристрастий) теперь во многом зависит лицо того или иного театра, потому что в компетенции худрука — приглашать, формировать, влиять, даже «навязывать». В Киеве на этом поле маневрирует Ступка. Результаты не всегда однозначны. Но это все же результаты. «Братья Карамазовы» — спектакль безбожно длинный, режиссером не «спрессованный», но актерские работы приятно удивили уже тем, что от этих актеров вообще с ужасом ожидал сценической транскрипции Достоевского. «Наталку Полтавку» и восхвалять глупо, и драконить нелепо. Режиссер Ануров, по-моему, и сам не ожидал эффекта. А вышел неспекулятивный наив, подкупивший публику (и даже некоторых критиков) озорной искренностью и старой песней о главном про ту Украину, «которую мы потеряли», а, может быть, ее (такой) никогда и не было. Вместе с тем от Ступки в новом сезоне хочется дождаться не только увлеченного экспериментаторства (труппа то под холодным, то под горячем душем пришлых режиссеров-поливальщиков), но и некоего качественного сценического «мейнстрима», который сбалансирует труппу, вернет ее к ясности сценической речи, естественности сценических реакций. Это совсем не постыдный театр. Его исповедовал Сергей Данченко. Понимаю, что спросят: а кого позвать на постановку? Но и этот вопрос риторичен. Четко и профессионально, сценически внятно работает Алексей Лисовец. Не надо терять творческих контактов с Одиноким, который мог бы поставить добротную комедию — этот жанр у франковцев почему-то в дефиците. Лучшие актерские работы в прошлом сезоне у франковцев — Петр Панчук («Наталка Полтавка»), Лесь Заднепровский и Остап Ступка («Братья Карамазовы»).
Удача — «Вишневый сад» в Театре драмы и комедии в постановке Зайкаускаса. Но градус и качество постановки зависят только от актерской сбалансированности. Смотрел дважды. Первый раз — восторг. Второй — полуразочарование, потому что играли спустя рукава, видимо, размышляя, как бы заработать копейку в сериале.
Прошлый сезон не огорчал, а возмущал некоторыми медийными выходками так называемых «звезд», которые забыли, что их главное дело — доказывать свою состоятельность не в бульварных интервью, а на сцене.
Я понимаю, что этика Станиславского — сегодня архаика. Но хотя бы чувство стыда и совести иногда должно присутствовать… Когда творческие споры оборачиваются травлей… Когда в пылу «военных действий» используются самые запретные методы даже в отношении женщин — брань, оскорбления, подметные письма «ветеранов сцены», некоторые из которых, к моему ужасу, не могут ни читать, ни подписывать, потому что потеряли зрение…

Недавно гастролировавший режиссер Жолдак, несомненно одаренный человек, в прямом эфире «5 канала» позволил себе с экспрессивным вызовом оскорблять худрука Национального театра, заявив, что у того, оказывается, руки «по локоть в крови». Я хочу, чтобы мне показали пальцем на эти «жертвы»… За такие вещи подают в суд и более никогда в жизни не протягивают ту же руку для приветствия. Но, может быть, это только мне так кажется? Потому что Жолдак в своем безудержном самопиаре доходит до того, что «самоназначает» себя даже в кресло руководителя одного из столичных театров. Можно умиляться его выходками, говорить: ах, какой страстный язычник и фантазер. Но еще несколько подобных публичных трюков — и дальше беспредельщина, даже криминал. Не очень посвящен в нынешние проблемы Харьковского драмтеатра, руководимого Жолдаком, но неадекватная ситуация, которая там сейчас (в связи с «Ромео и Джульеттой», когда актеров обнажают донага), — симптоматична и многое проясняющая… Да и весь этот традиционный плач о потерянных родиной гениях, которые, истощав, скитаются где-то по заграницам, а здесь, якобы, никому не нужны — не более чем ария Серого Волка у подворья Козы-дерезы. Что-то незаметно среди наших поставщиков «духовности» дистрофиков… Наоборот: только животы отрастили и кабинеты помягче обустроили…
Из прошлого сезона остались вопросы к ТЮЗу на Липках. Уместно ли украшать фасад детского театра возмутительной растяжкой «Придурок в стиле рококо»? Или давайте тогда все детские театры превратим в аналог безалаберных сериальных отстойников, где бранное слово все равно что комплимент. Вопросы и к молодому руководителю оперетты. Потому что труппа стонет от его увлеченности малыми формами, а большая сцена в общем-то пустует в отсутствие давно ожидаемых ярких премьер. Красочные афиши и броский фасад ситуацию не разрешат. Надо что-то делать. И если сам не можешь строить музыкальный театр — тогда приглашай «шабашников» со стороны, чтоб оставшиеся дарования не догнивали в этом коллективе заживо.

Валентина ЗАБОЛОТНАЯ (огорчена юридическим и этическим невежеством вокруг Русской драмы):

— Театральная жизнь, как и жизнь вообще, соткана из радостей, печалей. Вспоминая прошлый сезон в театрах Украины, так и смотришь — где радость, где печаль… Радости были. В первую очередь это театральные фестивали. «Золотой ключик» для детей и юношества в Донецке, «Сичеславна-2005» в Центральной Украине (Днепропетровск), премьеры сезона в Ивано-Франковске. Здесь действительно бурлит творческая жизнь, встречаются мастера сцены, кипят эмоции зрителей и СМИ. Здесь видно, что театр в Украине жив. Он в поиске, он разнообразен, он многообещающий. Хотя, разумеется, на каждом из этих фестивалей встречались и особенные радости, и собственные глубокие печали. Радостно наблюдать виртуозные актерские работы, живые, многогранные характеры персонажей, сотканные артистами из выразительных деталей, психологических подробностей, многоплановых вибраций содержательных интонаций, наполненных подтекстами и заразительным волнением. Назову только некоторые такие работы… Сипливый-Журден в «Полуумном Журдене» (Театр на Подоле, Киев), трио артистов в спектакле «Продавцы резины» (Театр на левом берегу, Киев), практически весь ансамбль постановки «Очень простая история» (Русский театр, Николаев), ансамбль исполнителей чеховских водевилей на малой сцене Донецкого академического театра, Людмила Вершинина и ее партнеры в спектакле «В сумерках» (Русский театр, Днепропетровск) и много других.
Безусловно, эти успехи связаны с тем, что режиссура сейчас постепенно поворачивается лицом к проблемам жизни человеческого духа в его реальных сложных, но познаваемых формах. Поэтому особенно радует спектакль «Мартын Боруля» в постановке Петра Ластивки (Луцк), такими же интересными кажутся премьерные спектакли Анатолия Канцедайла, Владимира Петренко, Владимира Мазура, Жана Мельникова (Днепропетровск), Алексея Лисовца, Юрия Одинокого, литовца Линаса Зайкаускаса, Виктора Гирича… Философские поиски Владимира Кучинского, Ирины Волицкой (Львов), Виктора Попова (Запорожье) увлекают не меньше. Но случались и печали…
Только с сожалением можно говорить о деятельности-бездеятельности обновленного Министерства культуры (и туризма). Примеров — множество. Причем за короткое время. От финансового срыва давно запланированного фестиваля «Классика на сцене» в Днепродзержинске до юридического и эстетического невежества по отношению к Киевской русской драме (хотя сама я не принадлежу к фанатам этого театра). Огорчают последние спектакли родного столичного Театра имени Ивана Франко — «Соло-меа», «Сентиментальный круиз», «Наталка Полтавка». Очевидна безвкусица, подмена культурных понятий и элементарная режиссерская невыстроенность. Особенно досадно, что сам театр считает эти работы едва ли не шедеврами. Были и спектакли провинциальных театров, которые огорчили еще больше — «Энеида» в Запорожье (Театр имени Магара), «Цветок кактуса» в Черновцах, «Жених без приданого» (Театр имени Шевченко, Днепропетровск), опера «Золушка» (Донецк). К сожалению, это далеко не все, так как можно было бы говорить и о скудном материально-техническом обеспечении деятельности театров, и о просчетах театрального образования, об отсутствии на сцене современной украинской драматургии… И все же радостей было больше…

Людмила ЖИЛИНА (воодушевлена зрительским успехом «Наталки Полтавки» у франковцев):

— Оценки произведений искусства всегда носят субъективный характер. Многое зависит не только от эстетических пристрастий, но и от структуры личности, образа мышления — логического или ассоциативного. Здесь играет роль и жизненный опыт, и даже настроение в день просмотра спектакля. Поэтому хочется избежать категоричности на уровне школьных оценок — «хорошо» или «плохо». Мне кажется, что немало сценических работ прошлого сезона апеллировали к мыслящему зрителю, а не только к зрителю, который приходит в театр за чистым развлечением. Среди таких примеров на первом месте спектакль франковцев «Братья Карамазовы» в постановке Юрия Одинокого. Интересным и даже неожиданным мне показалось прочтение «Вишневого сада» литовцем Линасом Зайкаускасом в Театре драмы и комедии на левом берегу. Оправдала себя творческая смелость худрука Театра Франко, который поспособствовал молодому режиссеру Александру Билозубу вынести на суд зрителей хореографическую драму «Соло-меа» (он же автор идеи и режиссер-постановщик). А вот «Наталку Полтавку» московский режиссер Александр Ануров осуществил на этой же сцене еще в более оригинальном жанре — «українське музичне-драматичне рококо, те то як його». В этом премьерном спектакле, имеющем невероятный зрительский успех, привлекает добродушно-ироничный взгляд на патриархальную народную жизнь с веселой и яркой почти ярмарочной путаницей ее признаков. Все это пронизано современными ритмами аранжировок Олега Скрипки (музыку Лысенко он элегантно дополнил некоторыми своими собственными произведениями). Привлекают и энергетика спектакля, и легкая грусть по нашему, украинскому… Талантливо играют актеры, особенно молодежь. Продолжая музыкальную тему, хочу вспомнить спектакль, порадовавший многих меломанов под занавес сезона — «Фауст» в Национальной опере. Оригинальное современное решение итальянского режиссера Марио Корради. Многие его приемы не кажутся неестественными или искусственными. Киевская оперетта открыла малую сцену заметным спектаклем «Званый ужин с итальянцами» Оффенбаха. Киевский ТЮЗ порадовал новым прочтением «Лесной песни» Леси Украинки. Поэтому о разочарованиях говорить не хочется.

Виталий ЖЕЖЕРА
(его сестру зовут краткость: лучшая в сезоне — Лариса Руснак):

— Что поразило? Лариса Руснак в спектакле «Соло-меа» в Театре имени Ивана Франко и спектакль «Вишневый сад» в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. Что не принял категорически? Спектакль «Соблазнить, но не влюбиться» в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. Надежды на новый сезон — это новые спектакли Виталия Малахова, Алексея Лисовца, Сергея Маслобойщикова, Владимира Петрова, Валентина Козьменко-Делинде, Станислава Моисеева.

Татьяна КУР
(делает ставку на интеллигентный камерный театр на Печерске):

— В прошлом сезоне было много интересных инновационных решений, и это бесспорно радует. Например, Олег Скрипка в роли драматического артиста, спектакль «Наталка Полтавка». Это было сделано в правильном русле, поэтому попытку можно считать удачной. Центр ДАХ — это уже занятая ниша, хорошо, что они продолжают придерживаться своих принципов — авангард, особая атмосфера и бесплатный вход (некоммерческий театр) — спектакли «Пролог к Макбету», «Танец смерти». Театр на Печерске — главное открытие сезона, ребята уверенно занимают нишу интеллигентного камерного театра для молодежи — спектакль «Закон танго». Театр «Вильна сцена» — спектакль «Роберто Зуккко» — вобще уникальный вариант. Фактически, это единственный театр, являющийся альтернативой традиционному. Как верно формулирует сам Богомазов, в консервативном «тоталитарном» театре зрителю навязывают стиль, жанр и прогнозируют его реакцию на то или иное произведение. У «Вильной сцены» нечто совсем иное, но главное — это сделано профессионально, а сам спектакль очень увлекательный. Главное разочарование прошлого сезона — то, как Театр русской драмы продолжает толочь воду в ступе. На сцене — те же лица, старые режиссеры, полное отсутствие свежей крови и нестандартных решений (исключение из общих правил — приглашение режиссера Виталия Малахова). Странный выбор режиссеров, которых приглашают на постановки, — это далеко не самые знаковые личности в современном театральном процессе. Большие надежды возлагаю на Театр имени Франко — импульсивные попытки реформировать эстетику должны в конце концов прийти к единому знаменателю. Есть надежда увидеть на знаменитой франковской сцене новый украинский театр.

Марина КОТЕЛЕНЕЦ
(жаждет глубокой рефлексии и анализа, но сейчас не тот момент):

— От прошедшего сезона осталось только одно смутное ощущение: очень большие ожидания, которые оказались абсолютно неадекватными получившимся результатам.

Единственным прогнозируемым успехом были «Братья Карамазовы» в Театре им. И.Франко и радость за Юрия Одинокого, которого наконец-то допустили на сцену академического столичного театра. Собственно, мы и были свидетелями, как его спектакль собрал все «Пекторали». По-моему, на «Пекторали» совершенно недооценили «Вишневый сад» Зайкаускаса в Театре на левом берегу и сценографию в «Сентиментальном круизе» Театра им. И.Франко. Сам спекталкь слабый, но работа Володи Карашевского очень хороша.
Большие надежды были на «Всего Шекспира» Малахова, «Марию Стюарт» в Молодом театре или «Последнего Дон Жуана» в постановке молодого режиссера Максима Михайличенко. В разной степени и по разным причинам они не оправдались. Например, «Весь Шекспир за один вечер» для меня стал самым главным разочарованием.
Очень важно, что в театрах стала появляться современная западная экспериментальная драматургия («Количество» в Русской драме и «Случайное танго» в «Сузір’ї»). Пусть спектакли далеки от совершенства, но сам новый режиссерский и актерский, да и зрительский опыт очень важен для нашего театра. Продолжаю внимательно следить за молодым режиссером Андреем Билоусом: его «Сирано де Бержерак» в Театре драмы и комедии интересен. Трактовка, если и не потрясает неожиданностью, то, по крайней мере, ушла от «романтической» банальности. Но реальная и объективная бедность театра может убить любую эстетику и оригинальность.
Знаю о противоречивом отношении коллег к «Наталке Полтавке» в Театре им.И.Франко. Что де «украинский театр занялся теперь попсой». Но спектакль по Котляревскому не та попса, которую производят наши отечественные антрепризы. Она другой природы. Конечно, можно принять какие-то упреки в адрес режиссера Анурова, музыкального креатора Скрипки и молодых артистов, что они не смогли с такой глубиной и объемностью подойти к своему материалу, как это сделал Петро Панчук в роли Возного. Не смогли или не захотели? Если учитывать мировоззрение Скрипки и Анурова — то не захотели. Очевидно, что сегодня наша отечественная культура после периода неопределенности переживает период идологизации — реконструкции и создания новых идолов, которые необходимы и обязательны для формирования этой самой культуры и национальной идентичности. И «Наталка Полтавка», аранжированная Скрипкой, — песнь украинству как таковому. И в этом весь ее смысл. Это первый спектакль по хрестоматийной украинской классике, где не раздражали лубочные папахи, свитки и горшки — все поддавалось ироничной игре, а главный и единственный пафос мог бы заключаться в лозунге: «Вот шаровары, которые мы потеряли». Сделано это искренне, и не известно, был бы принят публикой другой подход? Конечно, хочется глубокой рефлексии и анализа, но, видимо, сейчас не тот момент. А критическое отношение к себе необходимо невероятно. Иначе у нас произойдет очередная тусовка на Майдане, только уже под другим цветом.

Делать прогнозы на предстоящий сезон — неблагодарное дело. Я лишь могу сказать, чего ожидаю…

Это «Ромео и Джульетта» Алексея Лисовца в Театре на левом берегу. Лисовец стал, одним из немногих, крепким, здравым и культурным режиссером в Киеве.

Спектакль «Марат — Сад» по пьесе Петера Вайса в Театре имени Франко и в постановке Сергея Маслобойщикова. Есть надежда встретиться с режиссером Владимиром Петровым, который будет ставить в том же театре мюзикл «Человек из Ламанчи».

Конечно, занятно, что получится у Моисеева с «Московиадой» Андруховича. Но боюсь, он также с ней опоздает, как поспешил с «Марией Стюарт» Шиллера. Но вот и прогноз — забираю отбратно.

Анна ЛИПКОВСКАЯ
(сожалеет о редких и ярких актерских дебютах):

— В прошедшем театральном сезоне огорчила… Предсказуемость и «застылость» театральной ситуации, ее замкнутость на самой себе. Есть острый дефицит как собственных новых, ярких лиц, так и неожиданных «вбрасываний», проникновений извне. Актеров и режиссеров выпускают «пачками», на сцену выходит много молодежи, создаются даже новые театры, но — и это показательно — по итогам 2004 года в номинацию «Киевской Пекторали» по актерским дебютам набралось лишь двое бесспорных претендентов (Дмитрий Чернов из Театра им. Франко и Евгений Авдеенко из Театра русской драмы им. Леси Украинки), а номинацию за режиссерский дебют вообще сняли из-за отсутствия таковых.

Что обрадовало?

Всегда радуюсь хорошим актерским работам. Давний театральный принцип «режиссер должен умереть в актере» при всех постановочных «кульбитах» никто отменить не в силах. И то, как работают артисты в «Братьях Карамазовых», — заслуга не только их самих, но и режиссера Юрия Одинокого. Довольно неожиданная работа Николая Боклана в «Сирано де Бержераке» (Театр драмы и комедии на левом берегу) режиссера Артура Белоуса. Еще хотелось бы вспомнить Георгия Хостикоева в «Количестве», В. Шестакова и Н.Надирадзе в «Игре на клавесине» (театр «Колесо»), П. Панчука в «Наталке Полтавке» и — особо — Ларису Руснак, которая от спектакля к спектаклю становится просто звездой Театра им.И.Франко.
От нового сезона всегда и несмотря ни на что многого жду. А также — разрешения, наконец, ситуации с Русской драмой им. Леси Украинки: чем дольше она длится, тем более уродливые формы принимает, тем сильнее будут ее последствия для самого театрального организма и тем сложнее станет их преодолевать.

Алла ПОДЛУЖНАЯ (удивлена скоропалительностью использования «оранжевой» атрибутики в новых спектаклях):

— Часто приходится слышать: мол, киевские театры гораздо хуже, чем, например, московские, не идут ни в какое сравнение наши спектакли с лучшими российскими. Не желая уподобляться тем, кто не хочет быть пророком в своем отечестве, замечу, что любое сравнение хромает необъективностью. Разбираться же со своим, отечественным искусством, кажется мне занятием гораздо более продуктивным.
Общее впечатление от прошлого театрального сезона у меня достаточно ровное. Сногсшибательных творческих открытий не было, как, впрочем, не было и оглушительных провалов. Тем не менее «родились» в сезоне 2004—2005 примечательные театральные детища. Событием, считаю, стало сценическое полотно «Братья Карамазовы» в Театре им. И.Франко. Спектакль собрал рекордное число «Киевских Пекторалей», бесспорными из которых мне кажутся награды за режиссуру Юрия Одинокого, за сценографию Андрея Александровича-Дочевского, за женскую роль второго плана Татьяны Шляховой.
Творческая группа И.Калашникова, С.Мельник, Е.Тыжнова продолжают интересные поиски в области сценической органики, предлагая примеры неординарности режиссерских решений и актерского самовыражения. Спектакль «Женщина в песках» театра «Сузір’я» — яркий тому пример. Усилия актеров и режиссера А.Белоуса заставили зазвучать роман

К.Абэ, сложнейший для сценического воплощения, предельно убедительно.
Впечатлил спектакль «Соло-меа» Театра им.И.Франко и актерские работы П.Лазовой, Л.Руснак, А.Форманчука.

Несомненной удачей считаю спектакль «Лесная песня» в ТЮЗе на Липках с оригинальным режиссерским решением В.Гирича, изобретательной сценографией М.Френкеля и верно найденной интонацией подачи классического материала юношеской аудитории.

В растущем репертуаре «Театральной компании Бенюк и Хостикоев» хочу отметить спектакль «Про людей и мышей» и работы Хостикоева и Бенюка, создавших образы искренние, пронзительные до кома в горле.

Традиционное эстетическое удовольствие от больших фестивалей, проводимых в Киеве, — «Киев майский» и Булгаковский фестиваль. Булгаковский интересен формой проведения — импровизационными сценическими чтениями, «Киев майский» — возможностью увидеть спектакли других городов и стран и опять-таки не удержаться от сравнения.
Из негативных ощущений прошлого сезона вспоминаются не конкретные спектакли, а сожаление от недоразумений, происходивших в Русской драме и от противостояния в Театре им.И.Франко. Публичность обвинений, хорошо поставленная информация на страницах периодических изданий разжигала интерес зрителей к интригам внутритеатральным, а не к достижениям сценическим. Огорчили также моменты стремления скоропалительного использования в спектаклях темы событий оранжевой революции. Считаю, для художественного переосмысления нужно дать им, по крайней мере, «отстояться» во времени.
Надежды на сезон, который уже стартовал, есть. Полагаю, могут стать событиями «Тени забытых предков» в постановке Гладия, мюзикл «Человек из Ламанчи» в постановке Петрова. Хотя, впрочем, заметным может стать любое название, даже то, которое поначалу и особо не заинтересует. Творчество — процесс вдохновенный. В искусстве прогноз — дело сложное. Точно можно предположить разве что будущий интерес к «Ромео и Джульетте». Сезон 2005—2006 в Киеве пройдет под знаком великой трагедии. К существующим уже в ТЮЗе и Молодом театре, прибавятся несчастные влюбленные Театра им.И.Франко, Театра драмы и комедии на левом берегу Днепра и Театра им.Леси Украинки (причем в совместном проекте с немцами спектакль Русской драмы обещает быть двуязычным). Делая конфликт особо острым, враждующие семьи будут говорить на русском и немецком.

 

В общем, у критиков работы будет предостаточно. Главное, не забывать о миссии служения Театру и, идя на любую премьеру, всегда помнить высказывание Немировича-Данченко: «Театральная рецензия как отчет о первом представлении есть зло, очень вредное для театрального искусства». Помнить и не приумножать это зло.
Оцените статью
Добавить комментарий