Овации стоя

Полезные статьи
Booking.com

На протяжении двадцати лет со времени будоражащей постановки Питера Брука «Сна в летнюю ночь» в Стратфорде, английская аудитория не видела более приводящей в восторг постановки самой известной комедии Шекспира, чем экстраординарный советский спектакль на сцене Театра Хемптон Корт. Овации стоя и аплодисменты, от которых болели руки, были единственными, возможными ответами на театральное волшебство, созданное блестящей молодой труппой. Молва о спектакле разошлась так быстро, что каждый вечер актеры играли в переполненном зале и если вы пропустили это, вы потеряли возможность получить наслаждение.

«Сон в летнюю ночь»  — постановка  в Театре на Подоле

В отличие от постановки «Братьев по крови», показанных в Киеве в августе прошлого года, украинцы привезли нам свой профессиональный коллектив Театра на Подоле, который представил спектакль по известной пьесе в переводе Бориса Пастернака. Эта постановка, которую должен был увидеть весь Лондон, (пожалуйста, обратите внимание на имена организаторов) благодаря ЯАТ и Эрику Ярдлей, стала лучшей из лучших. Отсутствовали языковые барьеры: история, знакомая каждому выпускнику школы, была сыграна с таким восхитительным изобретением и точностью, что редко, когда слова были необходимы, а наши гости-актеры пытались использовать некоторые английские «штрихи» для комических сцен.

Виталий Малахов не повторит Питера Брука

Подобно Бруку, художественный руководитель Виталий Малахов сторонится романтизма, помещая своих двенадцать актеров в четырехугольник гимнастического зала с подвешенными веревками; но его пейзаж любви оттенен жаждой, ревностью и местью. Для первой сцены найдено твердое решение — появление трех ошеломляюще
красивых актрис в безупречных стальных корсетах и юбках «не тронь меня». Но, внезапно, от создавшегося напряжения освобождают Пятеро и сцена
уносит далеко в лес болот, где смуглый Робин Гудфеллоу наслаждается привилегиями с Титанией. Ссора возлюбленных, периодами приводящая к путанице, улаживала их разногласия (во время вечернего субботнего спектакля высокая блондинка Елена появлялась вновь с перебинтованным локтем после разъяренной битвы) или преследовала их сексуальные наклонности. Малахов уменьшил количество волшебных преследователей и в его версии Титания влюбляется в кентавра на четырех ногах — Боттома, плюс Сноута, похожего на осла. Режиссер блестяще организовал немые сцены с Питером Квинсом, сыгранные звездой Театра Андреем Пархоменко. Ценная находка Малахова в решении спектакля – «утомительно краткой сценой Пирама и Тизбе» окончить спектакль на ноте безрадостной, убийственной трагедии с Титанией/Ипполитой хранящей безжизненный труп Боттома.
Оцените статью
Добавить комментарий