Режиссер Игорь Славинский — о пользе амнезии и литературном голоде

Полезные статьи
Booking.com

В Киевском академическом драматическом театре на Подоле репетируют новый спектакль — «Амнезия». Премьера назначена на 18 января. Режиссер спектакля Игорь Славинский рассказал «Известиям в Украине» о том, как борется с дефицитом современной драматургии и почему не пускает авторов на свои репетиции.

О чем ваш новый спектакль?

О нем очень сложно рассказывать. Мы как раз «на сносях» — через несколько дней должны выдать результат, а работы еще немало. В основе спектакля — одноименный рассказ киевской журналистки Елены Рог. Он прежде всего о женщине, о любви. И о том, стоит ли помнить все, что было до сих пор. Ведь, строя отношения, мы нередко пытаемся забыть прошлое.

То есть конкретного медицинского диагноза, вынесенного в название, в материале нет?

Есть. Но главное, в чем пытаются разобраться герои пьесы — как к нему относиться. Что это — болезнь или подарок судьбы?

Кто нашел этот материал?

Я. Потом мы встретились с Еленой Рог, обсудили подробности. Но выбор был мой.

В то время, когда большинство режиссеров сетуют на нехватку современной драматургии, вы разыскиваете новых авторов. Неужели эта проблема надуманна?

Нет, с драматургией действительно есть проблемы. Хотя бы потому, что ее почти нет — не из чего выбирать. Вот кого из современных драматургов вы сможете навскидку назвать? Разве что Анатолия Крыма. И все. Я уж не говорю об украинских авторах и украиноязычной драматургии, с которой глобальная проблема. Посмотрите, что пишет наша молодежь, какая драматургия участвует в театральных фестивалях и читках. Там же сплошная чернуха! Хотя во всем мире этим давно наигрались. То, что за рубежом уже позавчерашний день, у нас, к сожалению, до сих пор пытаются вынести на сцену. Но, слава богу, встречается интересная проза. Потому я берусь за рассказы охотнее, чем за пьесы. Надо ведь этот драматургический голод чем-то утолять.

Создает для вас дополнительные трудности тот факт, что автор — ваша современница? Ведь одно дело ставить классиков, которые уже не будут советовать, как надо ставить их пьесы, и совсем другое ставить спектакль по мотивам произведения, написанного современным автором.

Знаете, у меня в этом отношении уже довольно большой опыт. За время работы с современной литературой я успел выработать одно правило: автора нельзя пускать на репетиции. Он должен видеть результат.

А сами авторы просятся?

Бывает по-разному. Вот, например, Анатолий Исаакович Крым никогда на репетиции не рвется. Говорит: «Делай что хочешь, я к этому касаться не буду. Я написал, ты — делай». И я уважаю его позицию. А когда ставил в Молодом театре «Синий автомобиль» Ярослава Стельмаха, помню, что он активно интересовался, что там да как, на репетиции очень рвался. Но художественный руководитель театра его просто не пускал. И слава богу. Потому что, в общем-то, у нас выходит своя версия произведения, часто в большой степени отличная от оригинала. Автор пишет литературное произведение, и, чтобы оно смотрелось на театральной площадке, зачастую необходимо его переработать — сократить, дополнить, даже сменить трактовку.

Переводя рассказ Елены Рог на язык театральный, вы наверняка, привнесли еще что-то от себя?

Естественно. Рассказ стал лишь базой, на основе которой строилась инсценировка. Елена Рог пишет много маленьких эссе. Некоторыми из этих миниатюр мы дополнили рассказ. Но кроме этого, в истории появится много нового, чего актеры не произносят, но имеют в виду. Это должно читаться зрителем вне текста. Таким образом, и тематически произведение расширено. Еще мы придумали и ввели в действие двух новых персонажей, изменили возраст героев. Например, в рассказе главная героиня — молодая женщина, а у нас — уже прожившая приличный отрезок жизни. Это она теряет память, не помнит, что было до описываемых событий. Кстати, в рассказе она кое-что постепенно вспоминает и там описано, что конкретно, в спектакле же ее прошлое останется загадкой для зрителя. По сути, эту инсценировку мы с актерами придумывали впятером. Нанизывали на имеющийся каркас новые ходы, выходили на обобщения. Потому что рассказа нам было мало.

С актерами, участвующими в спектакле, раньше работали?

Да. Это актеры-корифеи Театра на Подоле. Все четверо. Тамара Плашенко и Алла Сергийко — заслуженные артистки. Игорь Волков — признанный мастер. Самому молодому в этой компании, Роману Халаимову, уже далеко за 30, он тоже много лет играет у нас в театре. Так что это далеко не новички, актеры очень хорошие. Надеюсь, им интересно работать с современной литературой. Если бы это было не так, они бы просто-напросто не согласились на этот материал. Это уже не те актеры, которым дал команду — они и пошли репетировать. Их опыт и статус уже работает на них. Они вправе выбирать.

Оцените статью
Добавить комментарий